В гостях (февраль 2015)

"Никогда не знаешь, что с тобой случится завтра. Что нового ждет тебя в привычных местах и обычных обстоятельствах. Небольшие изменения меняют тонкие связи. Каждый год…, в конце февраля мы с друзьями … едем на зимние маршрутные учеты. Живем две-три недели в лесу и считаем следы." - так, как написано у Александра Николаевича Формозова в «Спутнике следопыта». Так что мы – следопыты J.

Сначала было тяжело, а поэтому – круто! Экстремальный туризм головного мозга. Потом стало нормально – просто работа. Я даже перестала брать с собой фотоаппарат. Незачем. Гигабайты суровых снежных равнин и сказочных заснеженных лесов уже хранятся в фотоархиве.

И вот как раз тот случай, когда кусаешь себе локти: «Фотоаппарат бы…»

соболиный след.png

Ночью кто-то сильно шумел и ломился в железную разделку вокруг печной трубы. Кот, взятый на учёты для охраны продовольствия от сонма голодных полёвок, был отправлен на разборки, и все стихло. Утром в коробке, оставленной на веранде под крышей, не оказалось четырех булок хлеба. Озадаченные, в валенках на босу ногу, еще до утреннего сеанса связи мы рванули на поиски утраченного. Впереди две недели, а до магазина только вертолетом можно долететь… Первую булку нашли сразу за домом. Дальше в лес вела основательно утоптанная соболиная тропа.

Местами под деревьями, где снег более плотный – зверь шел шагом, на открытых участках тяжело прыгал. Проваливался в рыхлый свежий снег по брюхо. Глубина следа – 10 см, против обычных 3-4.

след соболя в прыжке.png

Лапы ставил носками врозь. Обычно следы в прыжках параллельны, и соболь никогда не оставляет борозды. У него мохнатые лапы, как снегоступы широкие, не дают проваливаться глубоко в снег. Прыжки короткие – сантиметров 30. На месте приземления – явственный прямоугольный отпечаток от булки хлеба. Ясно – наш воришка. По пути несколько раз ложился и ел. Рвал хлеб не аккуратно, разбросал, оставил много кусков на месте. Треть булки была найдена под поваленной елью в пятистах метрах от дома. Последняя лежка с остатками хлеба дальше – в пойме ручья в километре. После нее идут обычные следы без борозды, может чуть более глубокие. Потом зверь ушел в нору, откуда был спугнут нашими шагами. Получается, что первую булку съел полностью, вторую не доел, припрятал под поваленной елью.

В избе после сеанса связи мы с Виктором сели за ликвидацию безграмотности – благо рюкзачная книга «Спутник следопыта» (Формозов, 2006) всегда с собой. Выяснили, что по наблюдениям В. Раевского (см. Формозов, 2006, стр. 91), наибольшее расстояние, на которое соболь перетаскивал свою добычу (тетерева) было 100 м. А Раевский знал толк в соболях. Он по их следам 275 км прошел. Получается, наш соболь – ну прямо победитель соревнования на дальность.

Масса соболя – от одного до полутора килограммов. Масса булки хлеба из нашей пекарни – семьсот грамм. Масса булки хлеба – это примерно половина от массы соболя. Попробуйте, например, взять зубами посередине полную тридцатилитровую канистру, встать на четвереньки и сдвинуть с места. А маленький пушистый зверек может и очень эффективно. Невероятно.

Для подтверждения факта был поставлен следственный эксперимент: булка хлеба положена на снег напротив окна избы. Разобраны и тщательно вымыты стекла окна. Ждем. Ну и никого нет…

Учеты не ждут. Работа есть работа. Хлеб убрали. Ушли на маршрут, вернулись на следующий день. Возобновили исследования. Зверек, видимо, проголодался и осмелел.

соболь у избушки.png

В результате, было получено визуальное подтверждение того, что соболь, воруя булку хлеба, берет ее за длинную сторону посередине и без особого усилия несет в лес (http://youtu.be/5oh2NR-Qm5E).

Хлеб пришлось отобрать. Не жалко. Просто подкормка, как и другие биотехнические мероприятия, в заповедниках могут осуществляться только в специально отведенных местах и по научно-обоснованному плану.

соболь.png



За две недели соболь к нам привык и частенько позировал на почтительном расстоянии для фотографии. Теперь мы счастливые обладатели фотографий не только снежных равнин и сказочных лесов, но и симпатичного маленького зверька.



Текст - в.н.с. Звягина Елена
Фото и видеосъемки – старший государственный инспектор Вагатов Виктор
Сьемка инфракрасной камерой – Переясловец Владимир

Комментарий специалиста:

Лето и осень 2014 года не баловали лесных обитателей обильным урожаем ягод и орехов. Черника, голубика, брусника, рябина уродились слабо, кедровый орех почти полностью отсутствовал. Численность лесных полевок находилась на спаде. Ранняя и очень снежная зима только осложнила добычу корма для соболей. Прежде чем попытаться поймать полевку, соболю необходимо пробиться к поверхности земли через снежную толщу, глубина которой к февралю 2015 года превысила 1 метр. На все эти физические действия зверьку необходимо много энергии, которая не восполнялась скудным рационом. Поэтому, при появлении на своем участке обитания обильного источника легкодоступной пищи (продуктов, принадлежащих сотрудникам заповедника), соболя стараются не только отъестся впрок, но еще и пытаются создать запасы. При этом, если люди их не пугают, они теряют осторожность и могут крутиться буквально под ногами, даже при дневном свете.

ст. научный сотрудник, зоолог Переясловец В.М.


сьемка-инфракрасной-камерой.png

Возврат к списку